5084128

1903381

gallery_2361_53_78441

2708822

Ножевой бой — злое, кровавое и уродливое занятие. Но к этому надо быть готовым.

Нож — оружие ближнего боя и его основное предназначение — поражение или уничтожение живой силы противника в рукопашной схватке. Именно поэтому, множество других традиционных функций ножа обычно передают комплектам выживания и специальным наборам инструментов. 
В большинстве случаев, боевой нож используется для внезапного и бесшумного уничтожения противника. Это необходимо при снятии часовых и дозорных, при ликвидации засад и секретов, при захвате помещений и сооружений. Кроме того, в ходе интенсивного и продолжительного боя нож, на некоторое время, может остаться единственным оружием в руках израсходовавшего весь боекомплект бойца.

Нетрудно представить себе и такие ситуации, когда применение огнестрельного оружия невозможно или рискованно. Это прежде всего, проведение операций в огне и взрывоопасных помещениях и сооружениях (на складах оружия и боеприпасов, на автозаправках и газонасосных станциях, на предприятиях по производству горючих и взрывчатых веществ и пр.).

Бой может вестись в горах или под землей (в пещерах, шахтах, катакомбах), то есть там, где при выстрелах весьма вероятны сходы лавин или обвалы. Иногда, при захвате пунктов управления и узлов связи может ставиться задача сохранить аппаратуру и оборудование в работоспособном состоянии. В этом случае использование огнестрельного оружия должно быть сведено к минимуму.

Часто ближний бой ведется в составе малой группы (разведывательной, штурмовой, диверсионной). При этом, в условиях недостаточной видимости и ограниченного пространства, существует вероятность поражения друг друга огнем своего же оружия. Аналогичные задачи приходится решать и личному составу общевойсковых подразделений. Жестокие рукопашные схватки в траншеях и блиндажах, в городских кварталах и укрепленных сооружениях — обычное явление для боевых действий.

При освобождении заложников, как правило, идут на все, чтобы они не пострадали от огня своих же освободителей. Именно поэтому, боевой нож является обязательным элементом вооружения сотрудников антитеррористических формирований. Очевидно, что список ситуаций, в которых использование огнестрельного оружия невозможно или затруднительно, этим не ограничивается.

Может показаться, что поражение противника — единственное предназначение боевого ножа. Однако существуют обстоятельства, в которых нож может использоваться для решения совершенно иных задач.

Что же это за задачи? Некоторые специальные действия, такие как: захват «языка», задержание преступника и так далее, не предусматривают уничтожение противника. В этом случае, для подавления сопротивления, боевой нож может оказаться весьма полезным средством управления действиями задержанного. Умело применяя нож, сотрудник способен принудить противника выполнить все необходимые требования.

Таким образом, в ближнем бою и при проведении специальных операций область применения боевого ножа достаточна широка. Причем, в зависимости от целей и задач боя, нож используется либо, как средство уничтожения противника, либо, как средство управления его действиями. Целью последующего изложения является знакомство читателя с основными принципами и способами использования боевого ножа.

Боевой нож в ближнем бою.

Поражение противника с помощью боевого ножа возможно, только в ближнем, как правило, рукопашном бою. Вот почему есть смысл представить общую картину такого боя, акцентируя при этом внимание на характерных особенностях, связанных с использованием ножа.

Большинство боевых столкновений можно разделить на две большие группы — «бой на прорыв» и «бой на уничтожение». Признак, на основании которого подобное разделение возможно, связан с целью и задачами каждого конкретного боя. Единственной целью и главной задачей «боя на уничтожение» является истребление живой силы противника. Достижение этого полностью зависит от исхода самой рукопашной схватки. Именно про «бой на уничтожение» говорят: «Вырезали целую роту!».

А вот цель «боя на прорыв» совсем иная — проход сквозь вражеские боевые порядки, выход на рубеж, захват объекта. Любые, даже самые короткие стычки с противником только мешают достижению цели «боя на прорыв». Противник, в таком бою является лишь одним из множества препятствий на пути воина. Препятствием, которое можно обойти, вывести из строя или нейтрализовать, но вовсе не обязательно уничтожать.

Техника и тактика ведения «боя на уничтожение» и «боя на прорыв» существенно различаются.
При ведении «боя на уничтожение» предпочтение отдается технике, позволяющей надежно поражать летальные области тела. Ведь даже смертельно раненый противник может всадить вам пулю в спину. Чтобы не допустить этого, нож как правило, используется для нанесения глубоких проникающих ранений жизненно важных органов.

Однако для выполнения таких ударов требуется время. Речь идет о времени, необходимом как для выполнения глубокого удара, с учетом преодоления сопротивления костных и соединительных тканей, элементов обмундирования и экипировки, так и для извлечения ножа после поражения противника.

Это значит, что боец, поражая врага, в какой-то момент остается практически безоружным и становится «легкой добычей». Каждое такое мгновение особенно остро ощущается, если «бой на уничтожение» ведется против двух-трех противников одновременно. И хотя мастера ближнего боя стремятся избегать подобных ситуаций, такое случается.

При невозможности избежать «боя на уничтожение», против вражеской группы используется особая тактика. Сначала молниеносными движениями, практически мгновенно, надо «подрезать», ранить, по возможности, серьезно, каждого противника. Ранение на некоторое время снижает боевой потенциал воина. Именно это время используется для того, чтобы, если это необходимо, добить противника. В таком случае делается «второй круг».

Однако, здесь одного мастерского владения боевым ножом уже недостаточно. Умение прикрываться телом противника, определять и использовать безопасные зоны, мгновенно и непредсказуемо перемещаться — вот качества, без которых в «бою на уничтожение» воину не обойтись.

В ходе «боя на прорыв» осуществляется проход сквозь боевые порядки противника. Успех прорыва практически полностью определяется скоротечностью боевых столкновений. При этом важно не тратить время на продолжительную «возню» с каждым, попадающимся по ходу боя неприятелем. То, что за спиной могут остаться раненые противники, не так опасно, как в «бою на уничтожение».

Их шоковое состояние от ранения даст бойцу несколько дополнительных мгновений, за которые надо покинуть опасную зону. Следовательно, для успешного прорыва достаточно вывести противника из строя хотя бы на короткое время. Временное подавление способности к сопротивлению достигается болевым шокированием или частичным обездвиживанием противника.

Как правило, нужный эффект достигается нанесением обширных резаных ран или рассечением связок. Подобная техника владения боевым ножом непременно сочетается с техникой уходов и уклонов от атак противника, с техникой «пропускания» противника и проскальзывания» мимо него. Другими словами, поражение противника при прорыве осуществляется в движении, «по ходу», как бы «между прочим», не допускающем при этом задержек и остановок на борьбу и добивание.

Не менее важным для создания целостного представления о ближнем бое является рассказ о его техническом арсенале и динамическом рисунке, а также знание принципов организации «поражающего» пространства в рукопашной схватке. Своеобразным ядром ближнего боя является динамический рисунок схватки.


Динамика боя определяется
манерой перемещений и скоростью движения бойца, принципами смены направлений, наличием торможений и ускорений, характером силового взаимодействия, амплитудами и траекториями ударов. Именно динамический рисунок связывает воедино технику схватки, и тактику боя. Поэтому, очерчивая границы возможных вариантов динамической картины боя, поговорим о таких понятиях, как «линейный» и «круговой» бой.

Динамика «линейного» боя представляет собой череду разгонов и остановок. Траектория боя — ломаная, с резкими сменами направлений. Тот, кто хоть раз в жизни сдавал норматив по так называемому «челночному бегу», легко представит динамику «линейного» боя. С энергетической точки зрения, такой характер ведения боя не является рациональным. Впрочем, подобные «челночные» перемещения в ходе боя могут быть достаточно непредсказуемыми и способными ввести противника в замешательство, тем самым снижая эффективность его ответных действий.

Динамика «кругового» боя отличается отсутствием резких, ломаных траекторий. Удачным образом ближнего боя, ведущегося в этой технике, может служить смерч «торнадо». Внешне хаотичное, быстрое, но плавное и непредсказуемое перемещение такого разящего вихря в бою — вот идеальный образ бойца в рукопашной схватке.

Очень естественно в такую динамику укладывается ударная техника рук и ног. Вращательное движение легко включает в «работу» локти, колени, кулаки и стопы, происходит как бы «выбрасывание» их на периферию боевого вихря. Однако, нужно иметь в виду, что прямолинейная ударная техника некоторых единоборств в динамику «кругового» боя не вписывается.

«Линейный» бой ведется в традиционной фехтовальной манере. Он весь как бы «сконцентрирован» на острие клинка. Фехтование — совершенно особая техника, которая создавалась специально под холодное оружие, и которая рассчитана на максимально полное использование его свойств и боевых возможностей. Каждое движение бойца «работает» почти исключительно на клинок. В нем «фокусируется» каждое решение, каждый замысел фехтовальщика в схватке. Боец превращается в своего рода «эфес шпаги», продолжением которого является клинок.


Техника фехтования боевым ножом
представляет собой набор действий, основанных на поступательных и возвратных движениях. Причем поражение наносится, как правило, только в ходе поступательного движения — атакующего выпада. Возвратное же движение используется, в основном, для выполнения защитных действий, которые выполняются в виде парирования выпадов противника с одновременным уходом с линии атаки (назад, вправо, влево).

Следует иметь в виду, что в зависимости от характера боя схватка может начаться как с атакующего выпада, так и с защитного действия. Начало любого столкновения с противником, может определяться задачами боя в целом, а может зависеть от личных пристрастий каждого бойца (привычка работав в поединке «первым» или «вторым» номером).

Таким образом, приемы традиционного фехтования включают две фазы с четко разделенными функциями: выпад — для выполнения укола; возврат — для защиты от атаки. При этом только выпад может быть результативным, возвратное движение обычно носит лишь вспомогательный характер.

Следовательно, в «линейном» бою добрая половина всех движений бойца, не является продуктивной. Этот своего рода отрицательный дисбаланс становиться весьма ощутимым, когда бой ведется с несколькими противниками. Действительно, атакуя одного противника, боец «открывается» и оказывается практически беззащитным перед неизбежной атакой других.

Кроме того «челночные» движения легко прогнозируются. Вот почему мастера «линейного» боя, часто маскируют свои действия финтами и обманными движениями. «Тонкое» владение боевым ножом позволяет специалисту достигать «наложения» атакующего движения на защитное, слияния их в одном защитно-атакующем выпаде.

Техника «кругового» боя кардинальным образом отличается от «линейного». «Круговой» бой ведется на более короткой дистанции. Схватка практически осуществляется в непосредственном контакте с противником и, следовательно, отпадает необходимость в «срывах» дистанции, в молниеносных атакующих выпадах.

Контакт с противником «растягивается» по времени, становится «вязким», обволакивающим. Атакующие действия не разрываются на фазы входа и выхода, поражения и извлечения, а представляют собой единое непрерывное движение. Траектория клинка при этом представляет собой замкнутую кривую, своего рода пространственную восьмерку.

Подобные «циклические» траектории трудно разделить на атакующие и защитные движения. Любой участок этой замкнутой траектории может выполнять функцию и поражения, и парирования ударов противника. Более того, поражение осуществляется с одновременным «блокированием» возможных контратакующих действий, а парирование атак предполагает подавление двигательных функции противника (рассечение связок атакующей руки или ноги).

Каждое движение обоюдоострого боевого ножа обладает потенциальной возможностью нанесения ущерба противнику. Боевая работа в «круговом» бою напоминает вращение шестерни, у которой в роли зубьев выступает лезвие ножа. Эдакое тяжеленное «зубчатое колесо», непрерывно цепляя, наваливается на противника, стремится затянуть, подмять его под себя.

Такая техника не требует значительной физической силы. «Боевое колесо» — тело атакующего — обладает более чем достаточным весом, для того, чтобы лишь опираясь лезвием ножа на противника, нанести ему тяжелое ранение. Следует заметить, что, взяв в руки нож, боец тем самым формирует особую «поражающую» структуру, организует «разящее» пространство. Однако при ведении «линейного» и «кругового» боя, это пространство организуется по-разному.

Фехтовальщик создает вокруг себя своеобразный боевой «кокон». Вытянутая рука острием клинка очерчивает его внешнюю границу. Внутренняя граница «кокона» зависит от того, на каком расстоянии от себя фехтовальщик еще способен применять свое оружие. Между внешней и внутренней границами боевого «кокона» заключена «зона поражения» — пространство, в котором клинок встречает противника.

Но использование фехтовальной техники в ближнем бою приводит еще и к возникновению так называемой «мертвой зоны». Это та часть пространства внутри «кокона», где фехтование невозможно или затруднено. Вспомните, когда боксеры сходятся в клинче, рефери останавливает поединок и разводит соперников. На короткой дистанции техника боксирования, которая тоже, по существу, является «фехтовальной», быстро теряет эффективность.

Противник, проникая сквозь внешнюю границу боевого «кокона», попадает в зону поражения. Схватку боец-фехтовальщик ведет таким образом, чтобы удержать противника в границах этой зоны, но ни в коем случае не допустить его в «мертвую зону». Все попытки проникнуть глубже немедленно пресекаются. Противник либо выталкивается обратно в «зону поражения», либо боец сам отступает ровно настолько, чтобы противник опять оказался в поражаемом пространстве.

При ведении боя с одним противником фехтовальная техника применяется практически без ограничений. Однако работа против нескольких противников сразу обнаруживает прорехи в такой организации «разящего» пространства. Исполняя роль защитной оболочки, боевой «кокон» оказывается слишком велик.

Боец не в состоянии каждое мгновение одинаково надежно контролировать «нарушение границ» по всей поверхности «кокона». А противники, как назло, лезут отовсюду. Укол в одну сторону, парирование в противоположную… Плотность «разящего» пространства катастрофически падает, защитная оболочка расползается на глазах. Это уже не боевой «кокон», а, скорее решето. В своем стремлении все время находиться лицом к противнику фехтовальщик обречен на постоянную смену позиций. Он, как флюгер, крутится по воле ветра.

Боец ведущий «круговой бой» организует «разящее» пространство принципиально иначе. Классическая фехтовальная «зона поражения» сжимается, уплотняется, становится не больше футбольного мяча. На ее месте остается «контролируемая зона». До любой точки этой зоны боец легко дотягивается рукой или клинком.

А что же «зона поражения»? Она перестает исполнять роль защитной оболочки, она уже не окутывает бойца «коконом». Это уже даже не «зона». Теперь это сгусток разящей энергии, который создается кистевыми движениями руки, удерживающей боевой нож. У бойца появляется своего рода сферическая фреза, которую он практически всегда держит перед собой. Теперь он не отталкивает приблизившегося противника, не шарахается от него, а, наоборот, затягивает, «всасывает» его.

Противник захватывается в «контролируемой зоне» и подтягивается прямо под боевые грани такой ручной фрезы. Подобная работа, как бы это кроваво ни звучало, строится по принципу действия мясорубки. Шнековый винт затягивает полуфабрикаты внутрь и неумолимо увлекает прямо под непрерывно вращающиеся ножи.

Пока очередной противник проворачивается через «мясорубку», боец использует его в качестве щита, а затем берется за следующего. Он уже не стремится защищать «контролируемую зону» от проникновения, а «мертвой зоны» и вовсе нет — кто успел подобраться поближе, тот и раньше под нож попадет.

Таким образом, характер действий воина в ближнем бою целиком определяется принципами принятой структурной и динамической организации пространства боя. Бойцы, предпочитающие традиционную фехтовальную технику, неизменно оказываются в стихии «челночного» боя. Те же, кто использует «циклическую» технику рукопашной схватки, раскручивают вокруг себя вихри «кругового» боя.

В заключении следует отметить, что и «линейная», и «круговая» техника могут одинаково успешна использоваться как в ходе «боя на прорыв», так и в ходе «боя на уничтожение». Каждый боец должен определиться и сделать свой собственный выбор — чему учиться, чем овладевать.

Главное — знать, что универсальных рецептов не бывает. С другой стороны, свобода выбора предполагает и личную ответственность. Ответственность не только за выполнение боевой задачи, но и за собственную жизнь, и за жизнь своих товарищей.

«Боевые ножи»
Жук П., Жук С.

«Десять смертоносных мифов о технике владения ножом»

Предлагаем вниманию читателей комментарии Хока Хокхейма об американском подходе к технике владения ножом. Не со всеми выводами автора можно сразу согласиться. В любом случае этот материал заставит задуматься о собственном поведении в ситуации ножевого боя.

«Полиция. Мастера восточных единоборств. Солдаты. Бандиты. Сегодня в мире существует достаточно специалистов и инструкторов по владению коротким клинком. Каждому из них есть что предложить ученикам, но в любых знаниях могут встретиться пробелы.

Некоторые поклонники традиционных боевых искусств понятия не имеют о суровых реалиях улиц, знакомых полицейским. Солдаты с боевым опытом и сотрудники спецслужб могут не знать теоретических основ силового противодействия, известного единоборцам традиционных школ. Каждый из них должен учиться у других, чтобы выработать целостную и работоспособную систему, технику и практику ножевого боя.

За последние 23 года мне довелось послужить офицером полиции, детективом в армии США и полицейском департаменте штата Техас. Я соприкоснулся с сотнями убийств и попыток убийств, изнасилований, грабежей и нападений с применением ножей. Мне не раз приходилось становиться свидетелем смертей и тяжких телесных повреждений, ран и увечий. Некоторых преступников довелось преследовать и разоружать лично: изымать ножи и прочие режущие инструменты, от опасных бритв и выкидных ножей до топоров. Я снимал показания, присутствовал на вскрытиях и выступал свидетелем в судах.

Занимаясь традиционными боевыми искусствами, я получил черные пояса в филиппинском арнисе, кэмпо и айки-дзюцу. А обучение у медицинских экспертов и крупнейших криминалистов помогло, после выхода в отставку, стать частным лицензированным экспертом.

Разрабатывая программы ведения уличных боев для «Конгресса американских специалистов ножевого боя» (CAKF), я проводил глубокие исследования в области боевой и военной психологии фобий и конфликтов.

На основании этого опыта, предлагаю читателям познакомиться с 10 наиболее опасными мифами и заблуждениями, которые я не раз наблюдал у популярных тренеров и инструкторов рукопашного боя, самообороны и боевых искусств. Уверен, что эти рекомендации могут спасти вам жизнь.

МИФ ПЕРВЫЙ: противодействие агрессору в любой ситуации

Цитата: «Когда я обучу тебя этой технике, ты сможешь одолеть любого человека, вооруженного ножом. Более того, нож в руке станет его уязвимым местом».

В результате неблагоприятного стечения обстоятельств, вы можете оказаться перед острием направленного на вас ножа. Если методика обучения вселила в вас чувство неуязвимости, то тело привычно отреагирует на угрозу и, возможно, вы даже испытаете ложное чувство полного контроля над ситуацией. Взвесьте еще раз все обстоятельства, и если есть возможность, — удирайте. Даже вооруженный ножом шимпанзе уложит Вас за пару секунд, не говоря о преступнике с серьезными намерениями или разъяренном соседе.

МИФ ВТОРОЙ: вера в существование идеальной боевой стойки

Цитата: «Встань вот так, ноги вот так, и забудь о других стойках».

Боевая стойка — это оптимальный способ движения в боевых условиях. В первую очередь она позволяет Вам быть мобильным. Все, что мешает быстрому перемещению: скрещенные, или широко расставленные ноги, или что-то еще — это смертельная ошибка. Чем шире расставлены ноги, чем глубже приседание или наклон, тем ниже мобильность. Представьте себе, как мог бы передвигаться с ножом в руках Мухаммед Али… Идеальной боевой стойки не существует. Есть оптимальная позиция именно для данного момента боя. Баланс возникает в движении.

МИФ ТРЕТИЙ: обучение ножевому бою как искусству фехтования

Цитата: «А теперь займемся ножевым спаррингом, который, по сути, ничем не отличается от реальной поножовщины».

Уличные драки с применением ножа, обычно мало похожи на поединок шерифа Ноттингемского и Робин Гуда. В современных драках, излюбленным приемом является запуск в оппонента настольной лампой или стулом. «Дуэльная» часть обычно заканчивается после удачно проведенного удара или захвата, блокировки конечности, падения и пр. Извлечение ножа на большой дистанции, как правило, в зародыше пресекает боевое столкновение. Но возможность дуэли, даже как кратковременного момента в ходе поединка, нельзя совсем игнорировать. Довольно часто, обычная рукопашная перерастает в ножевую. Этот бой может начаться и в условиях борьбы на земле. Дальновидный практик ножевого боя изучает способы его ведения на любой дистанции и в любом положении.

МИФ ЧЕТВЕРТЫЙ: переоценка значения уводящих и скользящих блоков

Цитата: «Отводишь удар и прилипаешь к его руке своим предплечьем. При повторной атаке отводишь и прилипаешь снова. Отводишь — прилипаешь, отводишь…»

Атака. Отвод удара. Атака. Отвод. Ну и чем это рано или поздно закончится, как Вы думаете? Довольно много азиатских техник обожествляют практику приоритетности пропуска и увода удара в арсенале блокировок. Ряд последователей этих направлений, отрабатывая данную технику, в условиях, приближенных к боевым, продолжают, раз за разом, бездумно отводить удар тыльной стороной ладони, даже не пытаясь, через несколько отводов, попробовать применить другой прием. Если Вам «повезло» сблизиться с противником на короткую дистанцию — произведите захват его вооруженной руки. Тысячам, выживших при ножевой атаке людей, удалось спастись лишь потому, что они инстинктивно произвели такой захват. Самая эффективная техника противодействия ножу голыми руками, из тех, что мне доводилось видеть, — захват, а не отвод вооруженной конечности и продолжение схватки. Отвод целесообразен лишь тогда, когда нет возможности произвести надежный захват. Уводящие блоки являются методологическими приемами по точной отработке ряда специфических аспектов боя. Они могут служить для выработки чувствительности, скорости и координации движений. Их место в тренировочной практике переоценить трудно, но с другой стороны, они вырабатывают определенный стереотип и зацикленность на практике уводов.

В условиях поединка у вас будет только 2—3 секунды на принятие правильного решения. Не дайте шаблонной практике уводов запрограммироваться на уровне мышечной памяти! Вашу жизнь скорее спасет эффективный захват. Меньше мягких уводов и больше жестких приемов!

МИФ ПЯТЫЙ: вера в существование смертоносного хвата ножа

Цитата: «Если кто-то держит нож вот таким образом, прямым/обратным хватом, — берегитесь, парень и в самом деле знает, что делает».

Идеального захвата не существует, а бывает наиболее эффективный для конкретной боевой ситуации. Иногда необходимо применить прямой, иногда — обратный. Поэтому опытные бойцы меняют способ захвата по ходу боя. Особенно, когда в руке однолезвийный клинок. В зависимости от обстоятельств, его приходится даже вращать, располагая нож в приемлемой плоскости.

МИФ ШЕСТОЙ: большой палец направлен вверх

Цитата: «Тренируйте режущие удары, наносимые под таким углом».

Ряд филиппинских учителей, колесящих по стране с семинарами, весьма почитаемы и уважаемы. И есть за что. Им подражают, но хотелось бы, чтобы за ними не повторяли и их неточностей. Одной из таких ошибок является оттопыренный большой и указательный палец при прямом захвате ножа (так называемый «захват раком»). Мне кажется, иногда мастера даже не осознают, что делают это. Большой палец составляет около 60% площади эффективного захвата на рукояти. Без его опоры, малейший ответный удар может повлечь потерю ножа. С подачи некоторых мастеров, этот захват стал популярен у других тренеров, и даже попал на видеокурсы инструкторов, бывших сотрудников спецподразделений. «Нет, что вы, я никогда не делаю так в условиях боя!» — говорят некоторые, забывая при этом о связи между стрессом и мышечной памятью. Старый полицейский афоризм гласит, что в условиях экстремальной ситуации, навыки человека деградируют до простейших, наработанных многократным повторением. Под действием стресса, мы возвращаемся к мускульной памяти. Так что избегайте неправильных захватов при отработке вашей техники.

Оттопыренные пальцы имеют ограниченное применение: при захватах и крюках, а также при работе с некоторыми видами индонезийского оружия (например, крисом). Но даже в подобных случаях, всегда есть риск выронить нож из-за ослабленного захвата. И тогда звон упавшего из ваших рук ножа может прозвучать для вас погребальным звоном.

МИФ СЕДЬМОЙ: о приоритетности ударов ногами

Цитата: «Когда противник держит нож перед собой, выбейте его из рук ногой».

Между ударами ногой и ножом существует неверно трактуемая связь. Системы, делающие упор на выбивание холодного оружия ногами, хотят от своих последователей слишком многого. Легкого движения вооруженной рукой будет достаточно, чтобы сильно порезать Вашу ногу. Однако рассматривать работу ногами как вторичную, также было бы ошибкой. На соревнованиях по ножевому бою «Kill Shot», я неоднократно имел возможность наблюдать выбивание ножа во время спарринга из рук весьма опытных бойцов. Но это были, как правило, нижние фронтальные удары, а иногда и случайные захваты вооруженной руки.

Ограничение своей техники только ударами ног в корпус непростительно. Атакующий хищник не ограничивает себя в выборе средств атаки одними когтями. Он использует клыки, силу, скорость, вес, сшибает с ног грудью, бьет хвостом. Стоя перед врагом, вы не должны намеренно обеднять арсенал своих средств. Все ваше тело — мощное оружие в борьбе за жизнь и следует уметь владеть всеми его частями — кулаками, локтями, коленями, зубами и головой. Наносите повреждения противнику, тщательно избегая его клинка!

МИФ ВОСЬМОЙ: игнорирование человеческой живучести

Цитата: «После выполненного удара ножом, оттолкните его тело. Пара секунд — и все. Поединок завершен!»

В боевиках можно увидеть, как вражеский солдат или «плохой парень» сгибается и мгновенно умирает от быстрого ножевого удара. На самом деле люди гибнут не столь быстро и могут еще долго продолжать бороться за свою жизнь. Один ветеран вьетнамской войны рассказывал мне: «Хок, я пырнул его шесть, семь, восемь раз, — а он все продолжал бороться со мной! В состоянии аффекта он просто не заметил, что уже стал покойником…»

Наивные инструкторы, гордые мнимой эффективностью своей ножевой техники, дезинформируют своих учеников о том, что их потенциальные жертвы впадут в шоковое состояние после первого малейшего пореза. При этом ими полностью игнорируется необходимость обучения элементарным навыкам самосохранения, даже после удачно проведенной атаки.

Однажды мне пришлось присутствовать при обучении такой технике: «после удара — оттолкни противника». Тренер провел удачную атаку на обучаемого, но тот сумел захватить при этом его атакующую руку, и произвести весьма эффективный ответный порез. Однако тренер сообщил об ошибке атакующего ученика, мол, следовало не захватывать, а отталкивать. Вот так — толчок, и разъяренный подранок снова стоит с ножом. Свободный. И может вновь атаковать. Или просто свалиться на вас, загнав вам нож в глотку своим весом. «Убит гравитацией!» — скверная эпитафия.

Все знают про цыплят, продолжающих бегать с отрубленной головой. Бывалые полицейские и солдаты никогда не отпускают вооруженную конечность врага, пока не убедятся в полной безопасности. Никогда не ждите, что противник сделает вам приятное и рухнет без сознания, как только вы его подрежете.

МИФ ДЕВЯТЫЙ: низкая эффективность блоков и разоружения при работе против ножа

Цитата: «Блокировка и попытка обезоруживания оппонента с ножом — самоубийство. Не стоит даже пытаться!»

На тренировках и семинарах, единоборцам и военным приходится изучать блокировки и разоружение. Рано или поздно, появляется группа «экспертов», которые хорошенько напугав обучаемых демонстрацией последствий ножевого удара на мясной туше, начинают вещать о том, что блоки и разоружения не будут эффективны при атаке ножом. А любая подобная попытка приведет к тому, что ваше тело будет напоминать продемонстрированный кусок вырезки с чудовищным порезом. Лично я неоднократно имел дело с реальными случаями, когда даже нетренированные люди блокировали или выбивали нож у агрессора. Да, многие получали при этом раны, но все они остались живы. Я бы назвал это «феноменом неопытного бойца», — когда агрессор не может атаковать жертву под разными углами из-за неопытности, полученных ран и так далее. Не работавшая ранее техника блокировок и обезоруживания, после адреналинового выброса, становится весьма эффективной при борьбе с ослабевшим или неопытным соперником.

Да и что предлагают эти специалисты по порче мясной вырезки? Сдаться и умереть? Можешь драться за свою жизнь — сражайся. Если отрезаны пути к отступлению, другого выхода все равно нет.

МИФ ДЕСЯТЫЙ: игнорирование реалий ножевого боя

Когда дерешься ножом, то калечишь и убиваешь людей. Убиваешь! Убиваешь в тот момент, когда неудачное стечение обстоятельств заставляет Вас протыкать и вспарывать человеческую плоть. Наружу вываливаются красные и трепещущие внутренние органы противника. Это может сильно потрясти, но такова реальность жизни: при смертельном поединке в живых, как правило, остается только один. Если вы тренируетесь с ножом, старательно оберегая себя от этой правды, то навсегда останетесь незрелым имитатором, играющим с резиновыми игрушками.

источник —>>>

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s