pic_111

Разработка комплекса «Тунгуска» была поручена Конструкторскому бюро приборостроения (КБП) МОП (главный конструктор А.Г. Шипунов) в кооперации с другими организациями оборонных отраслей промышленности Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 8 июня 1970 г. и первоначально предусматривала создание новой пушечной зенитной самоходной установки (ЗСУ) на смену известной «Шилке» (ЗСУ- 23-4).

Несмотря на успешное применение «Шилки» в войнах на Ближнем Востоке, в ходе этих боевых действий выявились и ее недостатки – малая досягаемость по целям (не более 2 км по дальности), неудовлетворительное могущество снарядов, а также пропуски воздушных целей необстрелянными из-за невозможности своевременного обнаружения.

Была проработана целесообразность увеличения калибра автоматических зенитных пушек. Проведенные экспериментальные исследования показали, что переход от снаряда калибра 23 мм на снаряд калибра 30 мм с двух-трехкратным увеличением массы взрывчатого вещества позволяет в 2-3 раза уменьшить необходимое число попаданий для поражения самолета. Сравнительные расчеты боевой эффективности ЗСУ-23-4 и гипотетической ЗСУ-30-4 при стрельбе по истребителю МиГ-17, летящему со скоростью 300 м/с, показали, что при одинаковой массе расходуемого боекомплекта вероятность поражения возрастает примерно в полтора раза, досягаемость по высоте – с 2000 до 4000 м. С увеличением калибра пушек увеличивается и эффективность стрельбы по наземным целям, расширяются возможности использования в ЗСУ снарядов кумулятивного действия для поражения легкобронированных целей типа боевых машин пехоты и др.

Переход с калибра автоматических зенитных пушек 23 мм на 30 мм практически не сказывался на обеспечиваемом темпе стрельбы, но при дальнейшем увеличении калибра обеспечить высокую скорострельность было технически невозможно.

ЗСУ «Шилка» обладала очень ограниченными поисковыми возможностями, обеспечиваемыми ее РЛС сопровождения целей в секторе 15…40° по азимуту с одновременным изменением угла места в пределах 7° от установленного направления оси антенны.

Высокая эффективность стрельбы ЗСУ-23-4 достигалась лишь при получении предварительного целеуказания от батарейного командирского пункта ПУ-12 (ПУ-12М), который, в свою очередь, использовал данные, поступающие от пункта управления начальника ПВО дивизии, имевшего РЛС кругового обзора типа П-15 (П-19). Только после этого РЛС ЗСУ-23-4 успешно производила поиск целей. При отсутствии целеуказаний РЛС ЗСУ могла осуществлять автономный круговой поиск, но эффективность обнаружения воздушных целей при этом оказывалась менее 20%.

В 3 НИИ МО было определено, что для обеспечения боевой автономной работы перспективной ЗСУ и высокой эффективности стрельбы в ее составе должна быть собственная РЛС кругового обзора с дальностью действия 16-18 км (при среднеквадратической ошибке измерения дальности не более 30 м), а сектор обзора этой РЛС в вертикальной плоскости должен быть не менее 20°.

Однако, на разработку такой станции, являющейся новым дополнительным элементом для ЗСУ, КБП МОП согласилось только после тщательного рассмотрения материалов специальных исследований, проведенных в 3 НИИ МО. С целью расширения зоны обстрела целей до рубежа применения ими бортового оружия и повышения боевого могущества ЗСУ «Тунгуска» по инициативе КБП МОП и 3 НИИ МО было признано целесообразным дополнительно поставить на ЗСУ ракетное вооружение с системой оптического визирования и радиотелеуправления ЗУР, обеспечивающей поражение целей на высотах до 3500 м и на дальностях до 8 км.

Однако, целесообразность разработки зенитного пушечно-ракетного комплекса вызвала большие сомнения в аппарате министра обороны СССР А.А. Гречко. Основанием для таких сомнений и даже прекращения финансирования дальнейшей разработки ЗСУ «Тунгуска» (в период 1975-1977 гг.) было то, что принятый на вооружение в 1975 г. ЗРК «Оса-АК» имел близкую по размерам зону поражения самолетов по дальности (до 10 км) и большие, чем у ЗСУ «Тунгуска», размеры зоны поражения самолетов по высоте (0,025-5 км), а также примерно одинаковые характеристики эффективности поражения самолетов.

Но при этом не учитывалась специфика вооружения полкового звена ПВО, для которого предназначалась ЗСУ, а также то, что при борьбе с вертолетами ЗРК «Оса-АК» существенно уступал ЗСУ «Тунгуска», так как имел значительно большее работное время – более 30 с против 8-10 с у ЗСУ «Тунгуска». Малое время реакции ЗСУ «Тунгуска» обеспечивало успешную борьбу с кратковременно появляющимися («подскакивающими») или с внезапно вылетающими из-за складок местности вертолетами и другими низколетящими целями, чего не мог обеспечить ЗРК «Оса-АК».

В войне во Вьетнаме американцы впервые применили вертолеты, вооруженные противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР). Стало известно, что оказались успешными 89 из 91 захода вертолетов с ПТУР в атаки на объекты бронетехники, огневые позиции артиллерии и другие наземные цели.

Исходя из этого боевого опыта в каждой дивизии США были созданы специальные вертолетные подразделения для борьбы с бронетанковой техникой. Группа вертолетов огневой поддержки совместно с вертолетом-разведчиком занимала укрытую в складках местности позиции в 3-5 км от линии боевого соприкосновения войск. При подходе к ней танков вертолеты «подскакивали» вверх на 15-25 м, поражали танки с помощью ПТУР, а затем быстро скрывались. В таких условиях танки оказывались совсем беззащитными, а вертолеты – безнаказанными.

Решением правительства в 1973 году была поставлена специальная комплексная НИР «Запруда» по изысканию путей защиты Сухопутных войск, а особенно – наступающих танков и других объектов бронетехники от ударов вертолетов противника. Головным исполнителем этой большой и сложной НИР был определен 3 НИИ МО (научный руководитель работы – С.И.Петухов). В ходе выполнения НИР на территории Донгузского полигона (начальник полигона О.К.Дмитриев) было проведено опытное учение (руководитель учения В.А.Гацолаев) с боевыми стрельбами различных видов оружия Сухопутных войск по вертолетам-мишеням.

В результате проведенной НИР были определено, что средства разведки и поражения, имеющиеся у современных танков, как и в целом вооружение, используемое для поражения наземных целей в мотострелковых, танковых и артиллерийских формированиях, не способно поражать вертолеты в воздухе. ЗРК «Оса» могут осуществлять надежное прикрытие наступающих танковых подразделений от ударов самолетов, но они не способны обеспечить защиту танков от вертолетов. Позиции этих ЗРК будут находиться на удалении до 5-7 км от позиций вертолетов, которые при атаке танков будут «подскакивать», зависая в воздухе не более 20-30 с. По суммарному времени реакции комплекса и полета ЗУР до рубежа расположения вертолетов ЗРК «Оса» и «Оса-АК» не смогут поразить вертолеты. ЗРК «Стрела-2», «Стрела- 1» и ЗСУ «Шилка» по своим боевым возможностям также были неспособны вести борьбу с вертолетами огневой поддержки при подобной тактике их боевого применения.

Единственным зенитным средством, способным вести эффективную борьбу с зависающими вертолетами, могла быть ЗСУ «Тунгуска», обладающая возможностью сопровождать танки в составе их боевых порядков, имевшая достаточную дальнюю границу зоны поражения (4-8 км) и малое работное время (8- 10 с).

Результаты НИР «Запруда» и других дополнительных исследований, проведенных в 3 НИИ МО по этой проблеме, позволили добиться открытия финансирования дальнейшей разработки ЗСУ «Тунгуска».

Разработка комплекса «Тунгуска» в целом проводилась КБП МОП (главный конструктор А.Г.Шипу- нов). Главными конструкторами пушек и ракеты соответственно являлись В.П.Грязев и В.М.Кузнецов.

В разработке основных средств комплекса участвовали Ульяновский механический завод МРП (по радиоприборному комплексу, главный конструктор Ю.Е.Иванов), Минский тракторный завод МСХМ (по гусеничному шасси ГМ-352 с системой электропитания), ВНИИ «Сигнал» МОП (по системам наведения, стабилизации линии выстрела и оптического прицела, аппаратуре навигации), ЛОМО МОП (по прицельно-оптическому оборудованию) и другие организации.

Совместные (государственные) испытания комплекса «Тунгуска» проводились с сентября 1980 г. по декабрь 1981 г. на Донгузском полигоне (начальник полигона В.И.Кулешов) под руководством комиссии, которую возглавлял Ю.П.Беляков. Комплекс был принят на вооружение Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 8 сентября 1982 г.

Боевая машина 2С6 зенитного пушечно-ракетного комплекса 2К.22 состояла из следующих основных средств, размещенных на гусеничном самоходе высокой проходимости:

– пушечного вооружения, включавшего в себя два 30-мм автомата 2А38 с системой охлаждения и боекомплект патронов к ним;

– ракетного вооружения, включавшего в себя восемь пусковых установок с направляющими и боекомплект ЗУР 9М311 в транспортно- пусковых контейнерах, шифратор, аппаратуру выделения координат;

– силовых гидравлических приводов наведения пушек и пусковых установок ЗУР;

– радиолокационной системы, состоящей из РЛС обнаружения цели, РЛС сопровождения цели и наземного радиозапросчика;

– цифрового счетно-решающего прибора 1А26;

– прицельно-оптического оборудования с системой наведения и стабилизации;

– системы измерения качек и курса;

– аппаратуры встроенного контроля;

– аппаратуры навигации;

– системы жизнеобеспечения;

– системы связи;

– системы автоматики и автоблокировок;

– системы противоатомной, противохимической и противобиологической защиты.

Двуствольный зенитный автомат 2А38 калибра 30 мм обеспечивал стрельбу патронами, подаваемыми из общей для двух стволов патронной ленты единым механизмом подачи. Автомат имел один стреляющий механизм ударного действия, обслуживавший поочередно левый и правый стволы. Управление стрельбой было дистанционное – с помощью электроспуска. Охлаждение стволов – жидкостное: водяное или с использованием антифриза (при отрицательной температуре воздуха). Автомат работал при углах возвышения от -9° до +85°. Патронная лента состояла из звеньев с патронами, имеющими снаряды осколочно-фугасно-зажигательного и осколочно-трассирующего действия (в соотношении 4:1). Боекомплект снарядов – 1936 шт. Автоматы обеспечивали общий темп стрельбы 4060- 4810 выстр./мин, надежную работу во всех условиях эксплуатации, в том числе при температуре от -50°С до +50°С и обледенении, при дожде, при запылении, при стрельбе без чистки и смазки в течение 6 суток с ежесуточным отстрелом 200 патронов на автомат, с сухими (обезжиренными) деталями автоматики. Живучесть автомата (без смены стволов) оставляла не менее 8000 выстрелов (при режиме стрельбы – 100 выстрелов на автомат с последующим охлаждением стволов). Начальная скорость снарядов – 960-980 м/с.

Боевая машина 2С6 комплекса
Боевая машина 2С6 комплекса «Тунгуска» и ее схема

Зенитная управляемая ракета 9М311 массой 42 кг (транспортно- пусковой контейнер с ракетой – 57 кг) была построена по бикалибер- ной схеме с отделяемым двигателем. Ракета имела однорежимную двигательную установку, состоявшую из облегченного стартового двигателя с пластмассовым корпусом диаметром 152 мм. Этот двигатель сообщал ракете начальную скорость 900 м/с и отделялся по завершении работы через примерно 2,6 с после старта. Для исключения влияния задымления от работающего двигателя на процесс оптического визирования ракеты на стартовом участке была применена программная (по радиокомандам) дугообразная траектория вывода ЗУР.

После вывода ЗУР на линию визирования цели ее маршевая ступень (масса – 18,5 кг, диаметр – 76 мм) продолжала полет по инерции. Средняя скорость ракеты составляла 600 м/с, а средняя располагаемая перегрузка – 18 ед., что позволяло обеспечивать поражение на встречных и догонных курсах целей, летящих со скоростью до 500 м/с и маневрирующих с перегрузкой 5…7 единиц. Отсутствие маршевого двигателя исключало задымление линии оптического визирования цели, что обеспечивало надежное и точное наведение ЗУР, снижало массу и габариты ракеты, упрощало компоновку бортовой аппаратуры и боевого снаряжения. Применение двухступенчатой схемы ракеты с соотношением диаметров стартовой и маршевой ступеней 2:1 позволило практически вдвое уменьшить массу ракеты по сравнению с одноступенчатой ЗУР с теми же летно-техническими характеристики, так как отделение двигателя существенно снижало аэродинамическое сопротивление ракеты на основном участке траектории.

Боевое снаряжение ракеты состояло из боевой части, неконтактного датчика цели и контактного взрывателя. Занимавшая почти всю длину маршевой ступени боевая часть массой 9 кг была выполнена в виде отсека большого удлинения со стержневыми поражающими элементами, для повышения эффективности окруженными осколочной рубашкой. Боевая часть обеспечивала режущее действие по элементам конструкции планера цели и зажигательное – по элементам ее топливной системы. При малых промахах (до 1,5 м) обеспечивалось также и фугасное действие. Подрыв боевой части осуществлялся на удалении до 5 м от цели по сигналу неконтактного датчика, а при прямом попадании (вероятность которого достигала примерно 60%) – контактным взрывателем.

Неконтактный датчик массой 0,8 кг состоял из 4 полупроводниковых лазеров, образующих восьмилучевую диаграмму направленности перпендикулярно продольной оси ракеты. Отраженный от цели сигнал лазера принимался фотоприемниками. Дальность уверенного срабатывания составляла 5 м, надежного несрабатывания – 15 м. Неконтактный датчик взводился по радиокомандам за 1 км до встречи ЗУР с целью, а при стрельбе ракетой по наземным целям отключался перед стартом. Ограничений по высоте система управления ЗУР не имела.

pic_114

pic_115

Стрельба комплекса «Тунгуска» ЗУР 9М311 (вверху) и из автоматов 2А38 (внизу)

Двуствольный зенитный автомат 2A38 калибра 30 мм
Двуствольный зенитный автомат 2A38 калибра 30 мм
Зенитная управляемая ракета 9M311
Зенитная управляемая ракета 9M311
Компоновка ЗУР 9M3I1 комплекса 'Тунгуска
Компоновка ЗУР 9M3I1 комплекса ‘Тунгуска». 1.Неконтактный взрыватель 2.Рулевая машинка 3. Блок автопилота 4. Гироприбор автопилота 5.Блок питания 6.Боевая часть 7.Аппаратура радиоуправления 8. Устройство разделения ступеней 9.РДТТ

Бортовая аппаратура ЗУР включала в себя антенно-волноводную систему, электронный блок, гироскопический координатор, блок рулевого привода, трассер, блок питания.

В ракете было применено пассивное аэродинамическое демпфирование планера ЗУР в полете, что обеспечивалось коррекцией контура управления при передаче команд на ракету от вычислительной системы боевой машины. Это позволяло получить достаточную точность наведения, уменьшить вес и габариты бортовой аппаратуры и ЗУР в целом.

Длина ракеты составляла 2562 мм, диаметр – 152 мм.

Станция обнаружения целей боевой машины комплекса «Тунгуска» представляла собой когерентно-импульсную РЛС кругового обзора дециметрового диапазона волн. Высокая стабильность частоты передатчика, выполненного в виде задающего генератора и усилительной цепочки, применение фильтровой схемы селекции движущихся целей обеспечивали высокий коэффициент подавления отражений от местных предметов (30…40 дБ), что позволяло производить обнаружение целей на фоне интенсивных отражений от подстилающей поверхности и в пассивных помехах. Подбором значений несущей частоты и частоты повторения импульсов было достигнуто однозначное определение дальности и радиальной скорости, что позволило реализовать сопровождение цели по дальности и по азимуту, автоматическое целеуказание станции сопровождения цели и выдачу текущей дальности в цифровую вычислительную систему при постановке противником интенсивных помех в диапазоне станции сопровождения. Для обеспечения работы в движении антенна была стабилизирована электромеханическим способом с использованием сигналов от датчиков так называемой системы измерения качек и курса самохода.

Транспортно-заряжающая машина 2Ф77М
Транспортно-заряжающая машина 2Ф77М

При импульсной мощности передатчика 7-10 кВт, чувствительности приемника порядка 2×10-14 Вт, ширине диаграммы направленности антенны по азимуту 5° и по углу места 15° станция с вероятностью 0,9 обеспечивала обнаружение истребителя, летящего на высотах 25- 3500 м, на дальности 16-19 км. Разрешающая способность станции составляла 500 м по дальности, 5-6° по азимуту и в пределах 15° по углу места. Среднеквадратические ошибки определения координат цели были в пределах 20 м по дальности, 1° по азимуту и 5° по углу места.

Станция сопровождения цели представляла собой когерентно-импульсную РЛС сантиметрового диапазона с двухканальной системой сопровождения по угловым координатам и с фильтровыми схемами селекции движущихся целей в каналах автодальномера и углового автосопровождения. Коэффициент подавления пассивных помех и отражений от местных предметов составлял 20-25 дБ. Станция осуществляла переход на автосопровождение в режимах целеуказания и секторного поиска цели. Сектор поиска составлял 120° по азимуту и 0-15° по углу места.

При импульсной мощности передатчика 150 кВт, чувствительности приемника 3х10-13 Вт, ширине диаграммы направленности антенны 2° (по азимуту и по углу места) станция с вероятностью 0,9 обеспечивала переход на автосопровождение по трем координатам летящего на высотах 25-1000 м истребителя с дальностей 10… 13 км (при целеуказании от станции обнаружения целей) и с 7,5-8,0 км (при самостоятельном секторном поиске цели). Разрешающая способность станции была не хуже 75 м по дальности и 2° по угловым координатам. Среднеквадратические ошибки сопровождения цели по дальности составляли 2 м, а по угловым координатам – 2 д.у.

Обе станции успешно обнаруживали и сопровождали низколетящие и зависающие вертолеты. Дальность обнаружения вертолета, летящего со скоростью 50 м/с на высоте 15 м, с вероятностью 0,5 составляла 16-17 км, дальность перехода на автосопровождение – 11-16 км. Зависающий вертолет выявлялся станцией обнаружения по доплеровскому смещению частоты от вращающегося винта и брался на автосопровождение по трем координатам станцией сопровождения целей.

Станции имели схемные средства защиты от активных помех, а также способность сопровождения цели в помехах за счет комбинаций в использовании радиолокационных и оптических средств боевой машины. За счет этих комбинаций, разноса рабочих частот станций, регламентированной по времени или одновременной работы на близких частотах нескольких (удаленных друг от друга на расстояние более 200 м) боевых машин в составе батареи могла обеспечиваться надежная защита от ракет типа «Шрайк» или «Стандарт АРМ».

Функционирование боевой машины 2С6 осуществлялось в основном автономно, но не исключалась и работа в системе управления средствами ПВО СВ.

При автономной работе обеспечивались:

– поиск цели (круговой – с применением станции обнаружения, секторный – с помощью станции сопровождения или оптического прицела) ;

– опознавание государственной принадлежности обнаруженных самолетов и вертолетов с помощью встроенного запросчика;

– сопровождение цели по угловым

координатам (автоматическое с помощью станции сопровождения, полуавтоматическое – с использованием оптического прицела, инерционное – по данным цифровой вычислительной системы);

– сопровождение цели по дальности (автоматическое или ручное – с применением станции сопровождения, автоматическое – с помощью станции обнаружения, инерционное – с использованием цифровой вычислительной системы, по установленной скорости, которая определялась командиром визуально по типу выбранной для обстрела цели).

Сочетание различных способов сопровождения цели по угловым координатам и по дальности обеспечивало следующие режимы работы боевой машины:

I – по трем координатам цели, полученным от радиолокационной системы;

II – по дальности до цели, полученной от радиолокационной системы, и по ее угловым координатам, полученным от оптического прицела;

III – инерционное сопровождение цели по трем координатам, полученным от вычислительной системы;

IV – по угловым координатам, полученным от оптического прицела и установленной командиром скорости цели.

При стрельбе по наземным движущимся целям применялся режим полуавтоматического или ручного наведения вооружения в упрежденную точку по дистанционной сетке прицела.

После поиска, обнаружения и опознавания цели станция сопровождения переходила на ее автосопровождение по всем координатам.

При стрельбе зенитными пушками цифровая вычислительная система решала задачу встречи снаряда с целью и определяла зону поражения по данным, поступающим с выходных валов антенны станции сопровождения, из блока выделения сигналов ошибок по угловым координатам и с дальномера, а также из системы измерения углов качек и курса боевой машины. В случае постановки противником интенсивных помех станции сопровождения по каналу измерения дальности (автодальномера) осуществлялся переход на ручное сопровождение цели по дальности, а при невозможности даже ручного сопровождения – на сопровождение цели по дальности от станции обнаружения или на ее инерционное сопровождении. При постановке интенсивных помех станции сопровождения по угловым каналам сопровождение цели по азимуту и углу места осуществлялось оптическим прицелом, а при отсутствии видимости – инерционно (от цифровой вычислительной системы).

Пункт управления средствами ПВО
Пункт управления средствами ПВО «Ранжир»

При стрельбе ракетами применялось сопровождение цели по угловым координатам с помощью оптического прицела. После пуска ЗУР попадала в поле зрения оптического пеленгатора аппаратуры выделения координат ракеты. По световому сигналу от трассера ракеты в аппаратуре вырабатывались угловые координаты ЗУР относительно линии визирования цели, которые поступали в вычислительную систему. Она вырабатывала команды управления ЗУР, поступающие в шифратор, где они кодировались в импульсные посылки и через передатчик станции сопровождения передавались на ракету. Движение ракеты практически на всей траектории происходило с отклонением от линии визирования цели на 1,5 д. у. для снижения вероятности попадания отстреливаемой целью оптической (тепловой) помехи-ловушки в поле зрения пеленгатора. Ввод ракеты на линию визирования цели начинался за 2-3 с до встречи с целью и заканчивался вблизи от нее. При приближении ЗУР к цели на расстояние 1000 м на ракету передавалась радиокоманда на взведение неконтактного датчика. По истечении времени, соответствующего пролету ракетой 1000 м от цели, боевая машина автоматически переводилась в готовность к пуску следующей ЗУР по цели.

При отсутствии в вычислительной системе информации о дальности до цели от станций сопровождения или обнаружения использовался дополнительный режим наведения ЗУР, при котором ракета сразу выводилась на линию визирования цели, неконтактный датчик взводился через 3,2 с после старта ЗУР, а приведение боевой машины в готовность к пуску следующей ракеты осуществлялось по истечении времени полета ракеты на максимальную дальность.

Организационно 4 боевых машины комплекса «Тунгуска» сводились в зенитный ракетно-артиллерийский взвод зенитной ракетно-артиллерийской батареи, состоящий из взвода ЗРК «Стрела-10СВ» и взвода комплексов «Тунгуска». Батарея входила в состав зенитного дивизиона мотострелкового (танкового) полка. В качестве батарейного командирского пункта использовался пункт управления ПУ-12М, который был связан с командным пунктом командира зенитного дивизиона – начальника ПВО полка. В качестве последнего использовался пункт управления подразделениями ПВО полка «Овод-М-СВ» (подвижный пункт разведки и управления ППРУ-1) или его модернизированный вариант – «Сборка» (ППРУ-1 М). В дальнейшем боевые машины комплекса «Тунгуска» должны были сопрягаться с унифицированным батарейным командирским пунктом 9С737 («Ранжир»). При сопряжении комплекса «Тунгуска» с ПУ-12М команды управления и ЦУ с последнего на боевые машины комплекса должны были передаваться голосом с помощью штатных радиостанций, а при сопряжении с командирским пунктом 9С737 – с помощью кодограмм, формируемых аппаратурой передачи данных, которой должны были быть оборудованы эти средства. В случае управления комплексами «Тунгуска» от батарейного командирского пункта анализ воздушной обстановки и выбор целей для обстрела каждым комплексов должны были производиться на этом пункте. В этом случае на боевые машины должны были передаваться распоряжения и целеуказания, а с комплексов на батарейный командирский пункт – данные о состоянии и результатах боевой работы комплекса. Предполагалось в дальнейшем обеспечить прямое сопряжение зенитного пушечно-ракетного комплекса и с КП начальника ПВО полка с помощью телекодовой линии передачи данных.

Функционирование боевых машин комплекса «Тунгуска» обеспечивалось с применением транспортно-заряжающих машин 2Ф77М (на КамАЗ-43101, с 2 боекомплектами патронов и 8 ЗУР), машин ремонта и техобслуживания 2Ф55-1 (на Урал-43203 с прицепом) и 1Р10-1М (на Урал-43203, по радиоэлектронной аппаратуре), машин техобслуживания 2 В110-1 (на Урал-43203, по артиллерийской части), автоматизированных контрольно-испытательных подвижных станций 9В921 (на ГАЗ-66), мастерских техобслуживания МТО-АТГ-М1 (на ЗиЛ-131).

К середине 1990 г. комплекс «Тунгуска» был модернизирован и назван «Тунгуска-М» (2К22М). Основными доработками комплекса были введение в его состав новых радиостанций и приемника для связи с батарейным командирским пунктом «Ранжир» (ПУ-12М) и командным пунктом ППРУ-1 М (ППРУ- 1), а также замена газотурбинного двигателя агрегата электропитания комплекса на новый – с повышенным ресурсом работы (600 вместо 300 часов).

Комплекс 2К22М с августа по октябрь 1990 г. проходил испытания на Эмбенском полигоне (начальник полигона В.Р.Унучко) под руководством комиссии, которую возглавлял А.Я. Белоцерковский и был принят на вооружение в том же году.

Серийное производство комплексов «Тунгуска» и «Тунгуска-М» и его радиолокационных средств было организовано на Ульяновском механическом заводе МРП, пушечного вооружения – на Тульском механическом заводе МОП, ракетного – на Кировском машиностроительном заводе «Маяк» МОП, прицельно-оптического оборудования – в ЛOMO МОП. Гусеничные самоходы (с системами обеспечения) поставлял МТЗ МСХМ.

Лауреатами Ленинской премии стали А.Г.Шипунов, В.М.Кузнецов, А.Д.Русьянов, А.Г.Головин, П.С. Комонов, Государственной премии – И.П.Зыков, В. А.Коробкин, Н.П.Брызгалов, В.Г.Внуков и другие.

Зенитный пушечно-ракетный комплекс
Зенитный пушечно-ракетный комплекс «Панцирь-С»
Зенитная управляемая ракета 57Э6
Зенитная управляемая ракета 57Э6
«Панцирь-С» ведет стрельбу ЗУР 57Э6
Сравнение ЗУР 9М337
Сравнение ЗУР 9М337 «Сосна» (вверху) и 3M3U

В модификации «Тунгуска-М1» автоматизированы процессы наведения ЗУР и обмена информацией с батарейным командирским пунктом. В ракете 9М311-М лазерный неконтактный датчик цели заменен радиолокационным, что повысило вероятность поражения ракет типа ALCM. Вместо трассера установлена импульсная лампа – эффективность повысилась в 1,3-1,5 раза, дальность ЗУР достигла 10 км.

Исходя из распада СССР, проводятся работы по замене выпускавшегося в Белоруссии шасси ГМ-352 на разработанное мытищинским ПО «Метровагонмаш» ГМ-5975.

Дальнейшее развитие основных технических решений по комплексам типа «Тунгуска» было осуществлено в зенитном пушечно-ра- кетном комплексе «Панцирь-С» с более мощной ЗУР 57Э6. Дальность пусков возросла до 18 км, высота поражаемых целей – до 10 км. В ЗУР этого комплекса применен более мощный двигатель, повышена до 20 кг масса боевой части, при этом ее калибр возрос до 90 мм. Диаметр приборного отсека остался прежнем – 76 мм. Длина ЗУР увеличилась до 3,2 м, масса – до 71 кг.

ЗРК обеспечивает одновременный обстрел двух целей в секторе 90°х90°. Высокая помехозащищенность достигается совместным применением в радиолокационном и инфракрасном каналах ЗРК средств, работающих в широком диапазоне длин волн (дециметровом, сантиметровом, миллиметровом, инфракрасном). ЗРК предусматривает использование колесного шасси (для войск ПВО Страны), гусеничного самохода или стационарного модуля, а также корабельного варианта комплекса.

Другим направлением создания новых средств ПВО стала осуществляемая КБ точного машиностроения им. А.Э.Нудельмана разработка буксируемого зенитного пушечно-ракетного комплекса «Сосна».

В соответствии со статьей начальника – главного конструктора КБ Б. Смирнова и заместителя главного конструктора В. Кокурина в журнале «Военный парад» №3, 1998 г. стр. 16… 17, в состав размещенного на прицепе – шасси комплекса входят двуствольный зенитный автомат 2А38М (темп стрельбы – 2400 выстрелов/мин) с магазином на 300 патронов, кабина оператора, оптико-электронный модуль разработки ПО «Уральский оптико-механический завод» (с телевизионными, инфракрасными и лазерными средствами), цифровая вычислительная система на базе ЭВМ 1В563-36-10, механизмы наведения, автономная система электропитания с аккумуляторной батареей и газотурбинным агрегатом питания АП18Д.

Базовый артиллерийский вариант системы (масса комплекса 6,3 т, длина 4,99 м, высота – 2,7 м) может быть дополнен четырьмя ЗУР «Игла» или 4 перспективными ЗУР.

По данным журнала «Janes defence weekly» от 11 ноября 1999 г. (стр. 18) ракета «Сосна-Р» 9М337 массой 25 кг оснащена боевой частью массой 5 кг и 12-канальным лазерным взрывателем. Дальность зоны поражения ЗУР от 1,3 до 8 км, высота – до 3500 м. Время полета на максимальную дальность составляет 11 с. Максимальная скорость – 1200 м/с – на треть превышает соответствующий показатель комплекса «Тунгуска».

Компоновочная и функциональная схема ракеты аналогична ЗУР ЗРК «Тунгуска». Диаметр двигателя составляет 130 мм, маршевой ступени – 70 мм. Взамен радиокомандной системы управления применена более помехоустойчивая аппаратура наведения по лазерному лучу, разработанная с учетом опыта применения подобных систем в созданных тульским КБП танковых управляемых снарядах.»

Масса ТПК с ракетой – 36 кг.

источник —>>>

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s